Сделать стартовой      Добавить в избранное
ПОИСК ПО САЙТУ:  
RSS-лента новостей    Карта сайта    Форум  
  Расширенный поиск по сайту
ПАНЕЛЬ УПРАВЛЕНИЯ:
логин :
пароль :
Напомнить пароль?
 
Навигация по сайту
Выберите нужный раздел ..
открыть все | закрыть все


Все последние новости
 
 


Календарь публикаций
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 


Популярные статьи
Самое популярное на сайте ..
 
 


Архив новостей
Апрель 2017 (20)
Март 2017 (18)
Февраль 2017 (35)
Январь 2017 (14)
Декабрь 2016 (15)
Ноябрь 2016 (8)


Опрос на сайте
Выберите вариант ответа ..
 
 


Выбор шаблона
Выберите оформление сайта ..
 
 


Важная информация

•   Красный Луч город в котором мы живем krluch.info » Главная » Медицинские ошибки. Цена - человеческие судьбы 


14-11-2008, 06:39 Главная  ] • Медицинские ошибки. Цена - человеческие судьбы
 

Гипоксически-ишемическое поражение ЦНС с кистозно-атрофическим поражением головного мозга, наличием хронических субдуральных гематом с двух сторон, синдром угнетения двигательных нарушений, судорожный синдром, ДЦП, синдром микроцефалии, двойная гемиплегия, грубая задержка психомоторного развития - это не набор медицинских терминов - это диагноз. Страшный диагноз одного ребенка. Медики, которые сейчас это прочитают, поймут, что это означает, для обывателя информация будет звучать кратко - это диагноз ребенка, слепого, парализованного и совершенно беспомощного "растения".
"Я рискнула, зачем девочку было резать?"
Мирослава Андрюшина уже была беременна, когда узнала, что ее свадьба не состоится. Переживая, что нервное потрясение, связанное с этими событиями, может отразиться на здоровье будущего ребенка, Алла Андрюшина, мать Мирославы, обращается к врачу Краснолучского родильного дома с просьбой посоветовать, как сделать так, чтобы сохранить ребенка. Ей советуют на время положить Миру в больницу под наблюдение врачей. Девушка ложится. Когда первый шок проходит, Мира возвращается к прежней жизни, с беременностью все благополучно, ее контролирует сама зав. 1 отделением роддома Татьяна Черноволова (Акименко). Именно ее как хорошего специалиста посоветовали Алле несостоявшиеся родственники. Но размолвка между семьями не помешала поддерживать нормальные отношения Аллы Андрюшиной и Татьяной Черноволовой. Так продолжалось все 9 месяцев, Мира послушно выполняет все предписания, сдает анализы. Врач уверяет - у тебя все нормально. Наступило время рожать. За 10 дней до назначенного срока родов Мира ложится в роддом, чтобы круглосуточно находиться под наблюдением врачей. Алла поддерживает дочь. Мира - единственный ребенок в семье, родители не чают в ней души, и будущую внучку ждут с нетерпением.
Рассказывает Мирослава Андрюшина:
- Беременность протекала нормально. Даже токсикоз был недолгим. На учете была с 10 недель, лечащим врачом стала Черноволова. Все анализы я делала, их результаты Татьяна Егоровна аккуратно фиксировала в карточке беременной. Никаких опасений врач по моему состоянию не высказывала. За 10 дней до родов меня положили в больницу. У меня стал периодически побаливать живот, я говорила об этом врачам, мне что-то кололи. Я пыталась спросить, что колют, но на вопросы никто не отвечал. Медсестра лишь ссылалась, что "Черноволова сказала тебе это уколоть". Я спрашиваю: "Что именно?" Она снова: "Мне сказали, я колю". Потом, правда, сказала, что это обезболивающий препарат и что-то для ребенка.
Накануне вечером в палату зашла Черноволова, сказала, что, скорее всего, утром будем вызывать роды. Рано утром около семи часов мне "поставили" таблетку, а около 10 утра начались сильные схватки, через час они усилились. Я говорю медсестре, что схватки уже сильные, но мне ответили - тебе еще рано. Около 12 часов пришла врач, посмотрела, а спустя полчаса меня свели вниз на осмотр. Вопрос врача поставил меня в тупик: "Когда у тебя отошли воды"? Я растерялась, ответила, что не знаю, что ничего не чувствовала. Черноволова сразу занервничала, накричала на меня. Меня повели в родзал, поставили капельницу. Сказали, с ней нужно ходить. Когда мне было совсем больно, я стонала, а Татьяна Егоровна стала на меня кричать: "Что, как в постель ложиться, так всем нравится, а как рожать, так все орут". Я пыталась сосредоточиться на дыхании, пыталась молчать, стискивала зубы. Тогда на меня начинали кричать, что я лежу, как неживая. Потом меня поднимали с кресла, заставляли ходить с капельницей. Я говорила, что мне тяжело, больно, но на меня опять начинали кричать, и я ходила. Когда я стояла, то почувствовала, что ребенок начал выходить. Я сказала об этом врачам, но мне ответили "стой". В кресло разрешили влезть позже.
Кстати, все время, пока Мира ходила с капельницей, врача Черноволовой рядом не было, несмотря на договоренность с Аллой Андрюшиной постоянно контролировать состояние ее дочери. Как выяснилось позже, Татьяна Черноволова в это время находилась в соседней операционной, проводила кесарево сечение. О результатах той операции лучше промолчать. Неужели в роддоме не нашлось других врачей, чтобы за каждой роженицей можно было закрепить специалиста, ежесекундно контролирующего ситуацию? Ведь, по словам А. Стояновской, зам. главного врача роддома, у них работает 26 человек, которые могут принимать роды. Что заставило врача разрываться между двумя роженицами: профессионализм и желание помочь или пресловутые деньги, которыми "благодарят" за роды?
Мира не понимала, почему и зачем Черноволова принялась сгибать ее пополам, словно стараясь прижать ее голову к ногам. А ведь это не что иное, как "выдавливание" ребенка, и если у роженицы узкий таз, последствия могут быть самыми непредсказуемыми - считают некоторые акушеры.
Мира говорит, что едва ребенок "вышел", Черноволова вскрикнула. А вот крика своего ребенка молодая мама так и не услышала. Дочку Мире тоже не показали, единственное, что успела она увидеть - неестественная, деформированная форма головки новорожденной.
Детский врач сообщил Мире, что ее ребенок в очень тяжелом состоянии. Больше информации не было. Единственное, что удалось услышать Мире, телефонный разговор Черноволовой, где она сообщала "визави", что "Андрюшина родила", а после этого перешла на шепот и приказала санитарке закрыть двери.
- Когда меня вывозили в послеродовую палату, Черноволова подошла ко мне и зачем-то сказала: я же тебе говорила, что ребенок будет 3.100, а родился 3.230.
На следующий день Мира узнала, что состояние дочери совсем тяжелое, у ребенка начались судороги. На просьбу матери хотя бы показать новорожденную дочку детские врачи ответили согласием, но когда Мира увидела ребенка, то ужаснулась: малышка была вся утыкана трубками, ее шея была в корсете.
Рассказывает Алла Андрюшина:
- Мира уже почти 10 дней была в больнице. 27 февраля дочь позвонила, сказала, что сегодня ей будут вызывать роды. Также Мира сообщила, что Чероноволова попросила передать мне, чтобы я не звонила. Я, когда вернулась с работы, естественно, стала звонить, чтобы узнать состояние дочери. У Черноволовой и у Миры телефоны были отключены. Когда приехал муж около 5 часов вечера, мы поехали в роддом. По дороге я снова позвонила врачу, она сообщила, что Мира родила, все нормально, а ребенок в палате интенсивной терапии. Тогда я еще не знала, что это реанимация. Черноволова пришла быстро, стала меня успокаивать, сообщила, что "все в порядке, ребенок у вас замечательный, с огромными глазками", показала, что "лапка" у малышки большая. Резюмировала: у вас чудесная внучка, Алла! Но тут же немного поправилась: "Я решила рискнуть и не стала резать девочку, ей ведь еще рожать. У нее, правда, роды были "насухую", воды отошли раньше". (Зачем врач это сказала, Алла поймет только потом - авт.) Я отдала ей деньги, одну тысячу гривен - благодарность за помощь - и спросила разрешения глянуть на малышку, но врач ответила, что в то отделение заходить нельзя. С Мирой мне поговорить не удалось, дочь еще была в родзале.
Алла, уходя счастливая домой, еще не знала, в это время ее новорожденная внучка на грани смерти. Татьяна Черноволова не сказала ей: ребенок умирал, и сейчас за его жизнь отчаянно боролись детские врачи!
- Если бы нам вовремя сказали, что внучка в тяжелейшем состоянии, мы бы сами нашли врачей, и возможно, того, что случилось, можно было бы избежать. Мы с мужем вернулись домой, счастливые, гордые, строили планы на будущее. Я побежала к своей родственнице и сообщила ей радостную новость, я обзванивала всех подружек Миры, они так радовались! Если бы мы только знали… - плачет Алла.
Около 8 вечера раздался звонок. Звонила Мира, сказала: "Мама, с ребенком что-то не так, да и головка у девочки, как груша". Шокированная Алла попыталась успокоить дочь, сказала - тебе показалось, Татьяна Егоровна заверила, что все нормально.
Но остаток вечера Алла не находила себе места от беспокойства, а затем через знакомых достала номер мобильного детского врача и позвонила ему… То, что она услышала, стало шоком:
- Врач сказал, что моя внучка в тяжелом состоянии, и спросил, ведь вы были в больнице, почему не зашли, не узнали, что с девочкой, ведь нужны были срочно лекарства. Я была в шоке, ведь нам никто ничего не сообщил. Я сказала врачу, что буду через несколько минут. Он ответил: мы нашли лекарства, до утра время терпит, приезжайте утром.
Когда мне протянули кучу рецептов, я в списке лекарств увидела противосудорожные и противоотечные препараты, мазь от ушибов, сильные антибиотики. Спросила, а зачем все это? Начала плакать, кричать, требовала, чтобы вызвали реанимацию из Луганска. Я вызвала в роддом нашего детского невролога, чтобы она осмотрела девочку. Едва она зашла, как приехала "реанимация" из Луганска. Когда невролог вышла, сказала, что гипоксически-травматическое поражение ЦНС. Девочка была под аппаратом. Врач реанимационной машины сказала, что ребенок настолько "тяжелый", что его могут не довезти. Если есть кровоизлияния в головной мозг - это несовместимо с жизнью. Если нет, то ребенок остается инвалидом. Я упросила, чтобы нашу девочку забрали, мы ехали следом. Когда машина подъехала к реанимации, я выскочила, побежала к "Скорой" спросить, что с ребенком? Мне сказали - "жива". На крыльце стояли врачи, я услышала фразу: "Из этого Красного Луча нам возят живых трупов".
После началась известная медицинская практика: с выставлением заведомо ложных диагнозов, с переписыванием истории течения беременности и прочими атрибутами, которые часто используют медики, прикрываясь от собственных ошибок. Цель их - убедить пострадавших, что в том, что случилось, сугубо вина пациента, но не врачей. Мире тут же вписали токсоплазмоз и герпес, обвинили в невнимательности, подчеркнув, что она сама виновата и не уследила, когда отошли воды.
Черная халатность?
Доказать то, что ребенок родился с ДЦП или с другими увечьями по вине врача, крайне сложно. Вся документация просто переписывается, и никакой адвокат ничего не докажет, все комиссии, расследующие подобные дела, состоят из тех же людей в белых халатах, а "белое братство" медиков нерушимо от акушера до патологоанатома. Никто и никогда не будет свидетельствовать против "облажавшегося" коллеги. Поэтому люди, столкнувшиеся с медицинскими ошибками, на собственном опыте знают: бороться с эскулапами невозможно, предпочитают молчать и начинают говорить только тогда, когда терпение переходит через край. (В редакции имеются письменные заявления женщин, по этическим соображениям фамилии не публикуются.)
Людмила: 5 лет назад в ее жизни с участием этих же медиков случилась трагедия.
Во время родов ребенок просто задохнулся, и в течение 9 минут его реанимировали. Затем новорожденного выхаживали сутками под аппаратом.
- Мы кислородный баллон на санках возили. Ребенок 17 дней лежал в нашем роддоме, пока не "подключили" родственников. Лишь их вмешательство помогло, чтобы нас с ребенком перевели в Луганск. 2 месяца за жизнь малышки боролись луганские медики. Сейчас ребенок инвалид. Я уже не говорю о том, как наши медички матерят и бьют рожениц! Я когда пришла к Черноволовой, говорю: что же вы наделали? В ответ услышала: а что вы хотели? Крупный плод - 3 700 как никак! Так почему же не кесарили? Почему ждали, пока ребенок не умрет в утробе?! Я в Луганск когда ездила, мне говорят: да что у вас там за изверг врач? Да и кесарево у нас делают: то ушко младенцу надрезали, то фалангу пальчика отрезали!"
Нелли: В 2006 году 4 февраля на свет появляется ребенок. Вследствие крупного плода нужно было делать кесарево.
- Меня положили, подключили к капельнице. Пришла Черноволова… у меня была сильная боль, потому что недавно вырезали аппендикс. Пришла моя бабушка, которая сказала: делайте, что надо, заплатим! Выходит Черноволова и говорит: стоит бабушка с копейками в кармане, а ты хочешь кесарево? Хватит долги на нас вешать! Мне и так уже весь город должен, а денег я так и не вижу! Стала мне выдавливать ребенка. Я орала, сбежались 9 практикантов из Луганского медуниверситета, держали меня, уговаривали. Врач, кроме как "ты, сучка" ко мне не обращалась. Била меня. Прибежал еще один врач, говорит, чего стоишь, резать надо! Меня разрезали, ребенка вытащили, но уже синего. Его реанимировали, затем отправили в Луганск, где сын находился под искусственной вентиляцией легких. Диагноз - ДЦП.
Рассказывает Татьяна Усова, старшему ребенку 10 лет. "Я наблюдалась в ж/консультации у врача Поляковой. Все вроде было нормально, но, как мне говорят сейчас, причина ДЦП ребенка - внутриутробная инфекция. Я сдавала все анализы, в том числе и на ТОРЧ-инфекции, никто ничего не говорил. Сейчас, оказывается, что "что-то было", но что именно, не говорят. К тому же, мне придумали уже разные болячки, которые могли спровоцировать болезнь ребенка. Медики роддома отрицают свою вину и говорят, что не должны были делать мне кесарево сечение.
Я спрашиваю, если вы знали, что у меня была внутриутробная инфекция, почему вы ничего не сделали, чтобы ее вылечить? К тому же у ребенка вокруг шеи дважды была затянута пуповина. Я перед родами пришла к врачу, меня волновало, что я отекаю. Врач мне сказала, ты работаешь, все время на ногах, что же ты хочешь? А потом и вовсе сказали: зачем тебя лечить, ведь все равно скоро родишь! О том, что у меня было многоводие, я разговаривала со Стояновской, она мне сказала, что "тебя должны были положить в больницу под капельницу и нельзя было работать". Но мне никто подобного не говорил. Врач, у которого я наблюдалась, даже не зафиксировала в карточке, что у меня было многоводие. Я пришла договариваться о родах к врачу Грязюк, мне ее рекомендовали как хорошего специалиста. Она меня посмотрела, глянула все документы о том, что ребенок обмотан пуповиной, о многоводии, но ничего не стала предпринимать. Мне назначили таблетки и все. Дала номер телефона и сказала звонить, когда "что-то начнется". В 2 часа ночи дома у меня стали отходить воды, я позвонила Грязюк, и мы приехали в роддом. Мой муж просился остаться на родах, но его выгнали, сообщив, что ему там нечего делать. Мне снова дали таблетку. Также мне она до родов измеряла таз, сообщила, что он узкий для плода. Первый ребенок у меня родился с весом 3.300, второй 3.500. Во время первых родов мне делали надрезы. В этот раз мне ничего не стали делать. Когда ребенок выходил, то застрял. Когда он все же родился, не дышал и не кричал. По шкале Апгар моему сыну поставили 7 баллов. Я потом спрашивала у Стояновской, разве он мог получить такую оценку, ведь он даже не крикнул? Она ответила, что ему "что-то там врачи сделали, и он закричал". Но я уверена, он не кричал, звуки, которые издавал мой сын, были похожи на бульканье, хрипы, но не крик!!!
Мне его положили на живот, я увидела, что у него голова полностью синяя, он булькал, словно хотел вздохнуть, и не мог. Несмотря на все это, ребенка отправили в палату вместе со мной.
Я спрашивала у Стояновской: почему ребенка в тяжелом состоянии положили ко мне, почему ему никто не оказал помощи? Она мне ответила, что родился он нормальным, а плохо ему стало через час. Но ведь он был обвит пуповиной, у него был отек головного мозга! Я задавала ей эти вопросы, но у нее на все есть ответ: отек мозга - потому что пуповина. Почему мне не сделали кесарево? Ответ: при обтягивании пуповиной мы кесарево не делаем. То же самое мне сказала и Грязюк. Сейчас врачи Краснолучского роддома все "спихивают" на меня, на врача ж/консультации и на экологию.
Мы были в Киеве, в Луганске, в Донецке, в Одессе, везде, и врачи сказали: если бы сделали кесарево, не было бы поражения центральной нервной системы, все нормально было бы и с головным мозгом. Сейчас у нас диагноз - ДЦП. Профессор из Одессы сказал, что если бы у нас была внутриутробная инфекция, было бы поражение всего мозга, а так у нас поражена его передняя часть.
В ноябре 2008 года по Красному Лучу появились листовки, где Татьяну Черноволову обвиняли в том, что она калечит детей. Скандал, как могли, постарались замять. Но с руководящей должности ее чуть позже убрали. Перевели при той же больнице из роддома в гинекологию.
"Белое братство"
В разные годы в этом роддоме рожали многие жительницы города Красный Луч, вот заявления тех, кто, наконец, решил озвучить вслух свою боль: Елена Ж., сын, диагноз - ДЦП, роды принимала Черноволова Т.Е. Елена П., дочь, диагноз ДЦП, роды принимала Черноволова. Ирина С., ребенок болен ДЦП (врач, принимавший роды, в заявлении не указан). Как утверждают сами женщины, матерей, чьи дети родились с ДЦП, гораздо больше, просто не все хотят озвучивать свою беду. Этих женщин можно понять. А вот врачей нет.
А вот и заявление Аллы Андрюшиной, приложенное к обращению, направленное на имя прокурора Красного Луча Л.В. Ивановой.
О совершении должностного преступления работниками Краснолучского родильного дома.
- Моя дочь, Андрюшина Мирослава, наблюдалась в дородовый период и рожала в роддоме Красного Луча, и наблюдалась у одного врача: Акименко Татьяны Егоровны (зав. отделением). Ответственным лицом в тот период времени за здоровье моей дочери и моей внучки была Т.Е. Акименко (Черноволова), зав. 1-м отделением роддома. Роды так же проходили под ее непосредственным контролем. После родов, когда мы узнали, что ребенок стал инвалидом, были выявлены факты фальсификации мед. документов, а именно: внесение в историю о беременности ложных сведений о ходе беременности и родах. О том, что моя дочь и внучка были якобы заражены ТОРЧ-инфекцией, что плод был заражен матерью. В историю были вклеены фальшивые анализы на токсоплазмоз (в индивидуальную карту вклеить не успели). Когда мы сдавали анализы на ТОРЧ-инфекции в 9-й поликлинике в Луганске, у нее никакой инфекции нет, анализы отрицательные, в том числе и на ТОРЧ.
Была вложена в документацию фальшивая выписка из истории развития новорожденной. Вся документация противоречит их же данным (реанимация 10 минут, в др. документах 5 минут), а на самом деле 15 минут, со слов детского врача Чапаева С.А.
Оценка по шкале Апгар 4 балла не соответствует по тяжести повреждений (девочка набрала не более 2 баллов), что подтверждается документально дежурным врачом отделения патологии новорожденных детской областной клинической больницы города Луганска Белицкой Л. (не более 2 баллов).
В истории родов все подписи моей дочери подделаны. Есть следы подчистки и исправлений. То есть должностные лица медучреждения изменили все данные, которые могут свидетельствовать о непосредсвенной вине медработников роддома. Все документы, выписка, которые свидетельствуют о травматическом повреждении черепа ребенка, шеи, мозга, они скрыли, вырвав документацию из истории болезни (выписки о травме прилагаются). Все это говорит о преступлениях врачей Красного Луча, которые "покрываются" Луганском.
На основании вышеизложенного прошу:
Возбудить уголовное дело в отношении должностных лиц роддома, в частности, зав. 1-м отделением Акименко Т.Е. по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 366 (2) Ук Украины. Документация прилагается.
Ответа на свое обращение в прокуратуру Красного Луча Алла Андрюшина ждет уже 10 месяцев.
Жалобы со стороны семьи Андрюшиных неоднократно были направлены: в Министерство охраны здоровья, облздравотдел, Секретариат Президента, премьер-министру Тимошенко, в прокуратуру Красного Луча. Также в Административный суд г. Луганска на облздравотдел ЛОГА и прокуратуру за бездеятельность и сокрытие фактов. Приходящие отписки были практически одинаковы - разбираются. Но если читать между строк, резюме было таким: сами виноваты.
Это давнишняя, непробиваемая практика, которая для больного редко заканчивается хэппи-эндом. А для врача почти всегда сходит с рук.
Вездесущее братство "белых халатов" распространилось всюду. Даже когда Андрюшины решили брать направление, чтобы ехать в Киев, в клинику "Охмадет" на повторное обследование.
Рассказывает Алла.
- Нам сказали, нужно брать направление в облздравотделе Луганска. Когда я пришла за этим к Белицкой и Гаврилюк, мне сказали, что "вам никуда не нужно ехать". Но я ответила, что мы сами знаем, куда нам надо, а куда нет. Мы бегали везде, где только можно, и нам всячески мешали. Чиновники как будто старались прикрыть коллег.
То, что у врачей всегда и на все есть ответы, и вину они возлагают на кого угодно, но лишь бы выгородить себя - вещь очевидная. Но всякий раз этому находится подтверждение. Перед тем, как перейти к очередной главе повествования, указываем: в редакции имеются подтверждения в виде диктофонной записи беседы с Анной Стояновской, заместителем гл. врача больницы, начиная от договоренности о встрече и заканчивая ее последними словами. Итак:
"Да вы знаете,
кто я вообще?"
Разговор сразу потек не в том русле. Зам. главного врача Анна Стояновская начала проводить мастер-класс по журналистскому мастерству с настоятельными рекомендациями, как должен работать журналист. Что ж… если бы подобные специалисты меньше учили других их работе, а занимались непосредственно своими обязанностями, проблем было бы меньше. Рассказав все, что она знает о "настоящей журналистике", Анна Леонидовна сообщила, что выделила для разговора целый день, поскольку вопрос не требует торопливости. Едва я начала задавать вопрос, как врач, перебивая на каждом слове, принялась выстраивать схему разговора так, как выгодно ей. Судя по всему, излюбленный прием Анны Стояновской отвечать вопросами на вопрос. Неплохо с точки зрения психологии. Первый вопрос врач встретила ответом: а вы рожали? Едва я попыталась ответить, что моя личная жизнь не имеет в данном случае никакого отношения к делу, как врач заметила, что "разговор у нас не клеится". Немного успокоившись, она сообщила, что рождение таких детей, как Ариана, может быть связно с нарушениями и болезнями во время беременности матери.
- Так получается, что у Миры Андрюшиной были проблемы со здоровьем?
- Получается, были.
- Какие?
- Угроза прерывания беременности дважды. В обменной карте беременной есть заключение УЗИ, которое они сделали в Донецке. На нем были указаны изменения со стороны плода - мелкие кисты в головном мозгу. Мы, когда уже анализировали данный случай, в литературе нашли данные, что такие кисты могут исчезать к 22 неделям. Но третий раз УЗИ Андрюшина не сделала, поэтому мы ничего не могли знать, рассосались они или нет. Или на основании этих кист и сформировались те кисты, которые в настоящее время обусловливают состоянии ребенка.
- Вы родным сообщали о том, что у плода кисты мозга?
- У них УЗИ на руках…
- Позвольте, но если человек не медик, откуда он может знать, что написано в УЗИ и что это означает?
- Там по-русски написано…
- Так сообщали или нет?
- Я не знаю, я не могу следить за каждым шагом врачей.
- Какая у Вас смертность новорожденных?
- Я не могу ответить на этот вопрос, но наши показатели ниже областных.
- Анна Леонидовна, как Ваше мнение, почему произошел конфликт?
- Это беда. Конфликта не было. А вообще, вы знаете, что Андрюшины с врачом знакомы семьями, и все это делалось по-дружески?
- И оплачивалось…
- Я не могу этого сказать. У меня есть письменное объяснение, что доктор не брала денег.
Анна Стояновская сообщила, что у Татьяны Черноволовой 26 лет стажа работы, и за это период времени у нее не было ни одного взыскания. Аналогичная ситуация со взысканиями за 35 лет работы и у самой Стояновской.
- Какие меры были приняты по отношению к врачу Черноволовой?
- Она была ужасно наказана. Отстранена от занимаемой должности. В любом случае, врач всегда наказан… - Но привести хоть один пример наказания медиков Анна Стояновская так и не смогла.
Она высказала предположение, что данные, предоставленные Аллой Андрюшиной, не все объективны. Однако предложение провести "очную ставку" с Аллой и расставить все точки отвергла, пояснив, что разговора не получится. А когда узнала, что Андрюшина пришла не одна, а с матерью еще одного малыша с ДЦП, родившегося в их роддоме, занервничала. Сказала, что у нее лежит тяжелая больная, и у нее нет лишней минуты на беседу, хотя еще несколько минут назад сама настаивала на "долгом разговоре, на который выделила весь день". Затем начались звонки по телефону с жалобами на корреспондента, которому нужно громкое дело, и обстоятельным докладом человеку по имени Александр Борисович. Затем последовал звонок, по всей видимости, более крупным чиновникам от медицины, причем обращалась врач на "ты". Женский голос в трубке на эмоциональные и приукрашенные сетования Стояновской ответил, что "тебе не была назначена встреча, закрывай двери". Женская дружба - великое дело. Беседа с журналистом закончилась словами: "Да вы знаете, кто я вообще?"
Сейчас о роддоме Красного Луча можно услышать только хорошее. То они празднуют появление на свет очередного младенца, то презентуют комнату для совместных родов! Но только сами врачи не меняют, к сожалению, своих "подходов" к пациенткам. Казалось бы, после нашумевшей истории с семьей Андрюшиных можно было понять - пациентки не будут больше терпеть произвола людей в белых халатах. Но нет. Как рассказала нам Алла Андрюшина, уже после Арианы в Краснолучском роддоме на свет появились трое младенцев с диагнозом ДЦП. И это только те, о которых стало известно. Разумеется, хорошие доктора, преданные своему делу, есть везде, в том числе и в роддоме Красного Луча, но вот почему все хорошие деяния перекрываются трагедиями - непонятно. Может быть, просто потому что роды сейчас превратили в конвейер платных услуг и каждая роженица в буквальном смысле на вес золота?
Злата ВОЛКОНСКАЯ

Источник


 (голосов: 4)

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:


 
Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Новое на сайте   |   Статистика   |   Поддержка

                COPYRIGHT © 2004-2007 Galayda Inc All Rights Reserved.
                Powered by Galayda.Com © 2007
© 2007
         
    counter 88x31