Сделать стартовой      Добавить в избранное
ПОИСК ПО САЙТУ:  
RSS-лента новостей    Карта сайта    Форум  
  Расширенный поиск по сайту
ПАНЕЛЬ УПРАВЛЕНИЯ:
логин :
пароль :
Напомнить пароль?
 
Навигация по сайту
Выберите нужный раздел ..
открыть все | закрыть все


Все последние новости
 
 


Календарь публикаций
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 


Популярные статьи
Самое популярное на сайте ..
 
 


Архив новостей
Апрель 2017 (20)
Март 2017 (18)
Февраль 2017 (35)
Январь 2017 (14)
Декабрь 2016 (15)
Ноябрь 2016 (8)


Опрос на сайте
Выберите вариант ответа ..
 
 


Выбор шаблона
Выберите оформление сайта ..
 
 


Важная информация

•   Красный Луч город в котором мы живем krluch.info » Творческая гостиная » Художники » ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ 


25-11-2012, 17:02 Творческая гостиная » Художники  ] • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ
 
ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

Эдуард Викторович Тинаев родился 1 марта 1970 года в городе Острогожске Воронежской области, на родине Крамского. В Красном Луче учился в средней школе №4 (1977- 1985), занимался в изостудии Дворца культуры. В 1989 году закончил Луганское художественное училище. Работал оформителем на заводе «Стандарт», художником рекламного агентства. Неоднократно принимал участие в городских и областных художественных выставках.

В Красном Луче состоялось три персональных выставки художника – в 2004, 2008 и 2011 гг.

Эдуард Тинаев проиллюстрировал 15 книг, в том числе авторские сборники Валерия Выскуба и Евгения Рудова

 

БЕСЕДА  ГЕОРГИЯ  БЕЛЯЕВА С ХУДОЖНИКОМ

 

– Эдуард Викторович, вы не могли бы рассказать, с чего началось Ваше увлечение искусством?

– Мне кажется, я родился с этим. Мама рассказывала, когда мне было три года, у меня самыми любимыми игрушками были карандаш и стержень авторучки.

Когда мне было уже лет пять, произошёл случай, который я хорошо помню. Это было, когда мы ещё жили в Воронежской области. Побелила мама дома стену. А перед этим мы с двоюродным братом (он мой ровесник) были на стройке. Мой дядя строил гараж. Белый кирпич, цемент, песок, рабочие, машина приехала, уехала… Через пару дней  я взял и всё это нарисовал карандашом на свежевыбеленной стене. Сейчас вспоминаю – монументальное было полотно, на всю стену. Мама увидела, схватилась за голову: «Ой-ой-ой!». Но потом даже похвалила: «Нет, молодец, глянь, как красиво, всё похоже получились». Она не ругала меня, хотя и пришлось всё перебеливать.

 

– Кого бы вы могли вспомнить из своих учителей?

– Когда мне было лет шесть-семь, через улицу от моей бабушки жил фотограф. Крестьяне и доярки воспринимали фотографа как человека, по меньшей мере, странного, потому что он занимался не тем, чем все люди вокруг, не был ни трактористом, ни комбайнёром. Однажды он сидел и что-то рисовал. Все друзья разбежались, а мне стало интересно, и я начал наблюдать за ним. И подумал – а я ведь тоже так смогу. Дома сделал рисунок и на следующий день принёс фотографу. Он похвалил и дал несколько советов – какие-то элементарные основы композиции, перспективы. Я это запомнил и начал использовать, и смотрю – действительно, стало лучше получаться. Я тогда впервые понял, что есть правила, которые помогают в работе. Наверное, этот фотограф был моим первым учителем.

В школе физику у меня преподавал Александр Яковлевич Анищуков. Человек он разносторонний: и стихи пишет, и рисует, и в науках разбирается, и поёт замечательно. Увидев мои рисунки на задней странице тетрадки, он заинтересовался, похвалил, что-то объяснил. Потом был Владимир Николаевич Чабан, он вёл кружок в ДК, я какое-то время к нему приходил.

Потом занимался с Николаем Васильевичем Маликовым. Он мне очень много дал. Мне не хватало мастерства и уверенности в работе, а уже пора было решать – поступать или не поступать в художественное училище. Николай Васильевич сразу сказал: «Так, поступай». Я поехал и с его благословения поступил.

Если подробно рассказывать, то это было просто чудо, потому что конкурс был, как в институт – двадцать человек на место. Со второго курса рисунок и живопись у нас вёл Дмитрий Георгиевич Фулиди, грек по национальности, мастер высшего класса. Вместе со мной учились талантливые люди. Игорь Дымчак, монументалист, сейчас работает в Москве. У нас с ним даже возникло негласное соревнование. Но никогда не было никакой зависти. Времена были чудесные!

 

– Есть художники-рационалисты, а есть интуитивисты. Что вам ближе?

– Рационалисты, не в обиду будет сказано, – это токари. Токарь – он рационалист. А в творчестве важнее эмоции, душевность. Хотя есть такой момент: бывает, путают творчество с фантазией. Творчество – это шире, чем просто фантазия. Фантазировать можно сколько угодно, но твоя фантазия может остаться не воспринятой, не понятой. А творчество ещё должно вызвать отзвук в сердце другого человека, чтобы возник резонанс. Почему во время фильма зрители смеются или грустят? Потому что у них в жизни было такое же. «Мой пиджак, хочу ношу, хочу – продам. А с сантехников взятки гладки». Этого персонажа мы видим чуть ли не каждый день. Режиссёр же не придумал сантехника, он нашёл его, он его показал – вот это творчество.

   

– Какие яркие моменты в творчестве вам вспоминаются? Какие работы вы считаете самыми удачными?

– Все мастера говорят: «Моя самая лучшая работа ещё впереди»! (смеётся) Я придерживаюсь такого же мнения, хотя при нашей теперешней жизни творчеству хотелось бы уделять больше времени. Суетишься, бежишь, как охотник за дичью. А жизнь идёт своим чередом...

А картины… Бывают такие, которые ничем особым не выделяются. А бывают такие, которые не то, чтобы по-особому нравятся, но ты чувствуешь, что вложил туда частичку души. Я не знаю, как это происходит. Человек всё старается осмыслить и назвать. Дать определение, как в словаре: «Вдохновение – это то-то, то-то и то-то». Люди нашли слова: «муза посетила», «озарение», «вдохновение». А я не знаю, как это состояние назвать. Просто ты выходишь на пленер, садишься, и пишешь. И до этого – счастье, во время работы – счастье, и после – счастье. Самое интересное: завтра ты возьмёшь те же краски, ту же кисточку, а получится грязь. Ты только проводник. Бог захотел, чтобы ты показал всем: «Посмотрите, как красив мир!» Ты только проводок, по которому этот разряд прошёл и материализовался. Так что гордиться художнику нельзя.

 

– Вы как художник проявляете себя во время работы. А в обычной жизни?

– Талантливый человек – он талантлив во всём! (смеётся) Я шучу, конечно. Когда у меня нет возможности рисовать, я пишу стихи. Это для меня тоже способ самовыражения.

 

– Вы могли бы себя представить не художником, а хотя бы поэтом?

– Ну что представлять. Если в моих стихах что-то есть, значит, я уже поэт! (смеётся) Недавно я в комнате обои поклеил. Так что я могу клеить обои!  Ну, я могу сделать скульптуру. Я буду скульптором. Если внутри скопилась энергия, она всё равно ищет выход, она всё равно его найдёт. Неважно, в живописи или в стихах. А вообще, мне быть художником как-то даже приятно, комфортно. Я не стал бы изменять своим привязанностям и быть кем-то ещё.

 

– У вас есть ученики, вы занимались педагогикой?

Надо сказать, что у меня образование педагогическое. Потому в те времена, если я не ошибаюсь, не было такой специальности «живописец». В дипломе у меня написано: «Преподаватель черчения и рисования в художественной школе и изостудии». Я преподавал в школе, вёл кружок. Одного человека я готовил к поступлению, мы с ним занимались года два, наверное. Он выучился, сейчас работает в Киеве, в компании, которая производит видеоигры, занимает хорошую должность. При встрече благодарит до сих пор.

 

– Вы работаете как книжный иллюстратор. Что вы можете об этом рассказать?

– А тут вообще отдельная история. Это тема, которая называется «мечты сбываются». Когда я ещё был в училище, мы с другом Андреем Шалыгиным (он сейчас живёт и работает в Киеве), пробовали делать мультфильмы. Потом возник интерес к книжной графике, и я решил поступить в институт в Москве по этой специальности. Но видно, не судьба, я опоздал с подачей документов на два дня, хотя теперь думаю, можно было как-то уговорить. Проходит время, Валерий Тимофеевич Выскуб обращается ко мне с просьбой оформить сборник стихов. А я думаю: «Это же мой профиль!» Мы выпустили книжку. Что-то получилось более удачно, что-то – менее, но в целом, книжка удалась. Мы вместе сделали несколько сборников. Потом ко мне обратился Евгений Рудов. У него интереснейшие рассказы о Сибири, мне они очень нравятся. Недавно Евгений Сергеевич  принёс мне новую книжку. Здесь он выступает как переводчик. Сейчас я работаю над этой книгой, половина иллюстраций уже готова. Несколько иллюстраций к стихам Маршака я сделал для журнала «Лучик», по-моему, здорово получилось.

 

– Что вы можете вспомнить о работе на «Стандарте»?

– Люди на заводе работали замечательные. Все умницы, все знатоки, все интеллигенты, интеллектуалы, надо было постоянно повышать свой уровень, чтобы соответствовать должности, которую занимал.

Не так давно я был в гостях, увидел люстру, смотрю – это же моя работа, мой дизайн! Когда «Стандарт» ещё работал, к нам приехал человек с Ростовского оптического завода. Раньше они делали прицелы, а потом стали выпускать стёкла. И нам предложили скооперироваться. Они делали стёкла определённого размера, определённого дизайна, надо было придумать каркас, на которые эти стёкла можно было разместить, чтобы получился светильник. В течение месяца я разработал несколько образцов, нам выдали документы, премию, я даже не интересовался, пустили в производство или нет. Оказалось, что пустили! И вот я прихожу в гости – и висит моя люстра! Ну, раз человек купил, значит, ему понравилось.

  

– Традиционный вопрос: ваши планы.

– Я стараюсь ничего планировать. В наше время, в нашей стране, в нашем городе творчество не так оплачивается, чтобы содержать семью, детей. Вот и затягивает рутина. Были бы возможности, я бы конечно, размахнулся, мне самому интересно, что бы получилось. Например, скульптура. В интернете просматривал ролики, где скульптор из огромного бревна без предварительной разметки бензопилой вырезает скульптуру. Я смотрю и думаю: «А я так бы смог». Не обязательно бензопилой – это надо быть очень сильным. Я чувствую объём, мне даже из пластилина интересно для дочки лепить. Пробовал резать по дереву, кости. Скульптура притягивает, потому что это для меня неизведанная страна, в отличие от живописи, например. Если бы у меня была мастерская, где можно всё перепачкать глиной,  я бы взялся. Но сейчас это всё равно звучит как отговорка, потому что существуют заменители глины, пластилин для скульпторов. Надеюсь, что всё-таки найдётся время, возможность, и я займусь скульптурой.

 

– Есть ли у вас какие увлечения помимо живописи?

– Рыбалка? Но я не рыбак. У меня есть машина, но я не автомобилист. Я не люблю возиться с ремонтом. Наверное, дети – моё увлечение. Сейчас моей дочке четыре года. Когда я сажусь за работу, начинаю рисовать, она подходит: «Папа, дай мне листик». И садится, тоже рисует. Потом приносит рисунок: «Папа, как я нарисовала?» А я говорю: «Очень хорошо». Я очень хочу, чтобы у неё всё получалось.

Дай Бог, чтоб у нас, родителей, хватило добра и терпения по отношению к детям, чтобы они развивали то зёрнышко, которое Бог сеет в душу каждого человека. Моя мама очень жаловалась, когда вспоминала одну историю. Когда она училась в первом классе – это был 1947 или 1948 год – им дали задание: «Нарисуйте, что хотите». Мама нарисовала с натуры вазу и принесла в школу. Учительница спросила: «Это ты нарисовала?» – «Да» – «Такая маленькая, а такая лгунья». Все дети захохотали. Она не поверила, что ребёнок мог такое нарисовать. И всё. Одной фразой человек отбил желание рисовать.

Сейчас думаю: наверное, мой дар – от мамы. Она очень мудрый человек. Если бы мама меня побила ремнём за изрисованную стенку, я бы, может, никогда в жизни не стал художником. Тогда б вы не брали у меня это интервью! (смеётся)

 

                   Эдуард ТИНАЕВ

 

 

ТУМАН

Белой, белой, белой ватой...

Непроглядно, многовато...

Жёлтым светом слеповато

Щурил столб аляповато...

Всё сковало, напоило,

Белой ватой разморило...

Всё плывёт, всё утонуло,

Всё устало, всё уснуло...

 

В молоко плеснут чернила,

Всё погасло, всё остыло...

Света больше не осталось,

Всё растаяло, смешалось...

Так луна и не проснулась...

Что-то дрогнуло – качнулась

Одинокой дланью ветка...

Растворилось, убаюкалось, смирилось...

 

 

*   *   *

Постучусь в твой сон,

Отвори окно,

У луны есть трон,

Но и ей темно.

Забреду в твой сад,

Там поют цветы,

И вина мускат –

Белый снег весны.

Заберу твою грусть,

Вот и мне повезло,

Ты без трона, пусть,

Но с тобой светло.

 

 

 

ОСЕННЕЕ

Белый стих, тёмная комната,

За стеной плачет ребёнок,

За окном ночь вся измотана,

Ждут дороги новых пелёнок.

 

Все мы дети – до поры, до времени,

И живём в своих тёплых комнатах,

И мечтаем дотянуться до стремени,

Тонем в окнах, безвредных омутах.

 

В ритме песни заплету бессонницу,

Оседлаю рифму упрямую,

И заставлю седую конницу

Догонять осень румяную.

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ХУДОЖНИК ЭДУАРД ТИНАЕВ

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 (голосов: 7)

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:


 
Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Новое на сайте   |   Статистика   |   Поддержка

                COPYRIGHT © 2004-2007 Galayda Inc All Rights Reserved.
                Powered by Galayda.Com © 2007
© 2007
         
    counter 88x31